Марк Гарбер о борьбе со стрессом
Марк Гарбер 

Отшумели новогодние празднества, остались позади отпуска и каникулы, наступили рабочие будни с привычной нехваткой солнечного света и тепла. К тому же этот год не обещает быть легким для наших сограждан – сказываются и санкции, и падение нефтяных цен, долгие годы позволявшие нам наполнять как государевы, так и личные закрома. Пришла пора эти самые закрома опустошать, обеспечивая себя необходимым. Произошла переоценка многих ценностей: инвестиционная привлекательность как больших, так и мелких бизнесов резко снизилась. Купленные когда-то объекты недвижимости упали в цене, и рынок никак не успокоится, не находя равновесия: одни никак не могут смириться с новой ценовой реальностью, другие надеются, что будет еще хуже и цены упадут еще. Для живущих в рублевом пространстве процесс покупки валюты приобрел мазохистский характер, и подсчет стоимости отдыха в дальнем зарубежье в рубли вызывает неприятное чувство посасывания под ложечкой.

В этой душеподъемной атмосфере я, как бывший психоэндокринолог (хотя, как известно, бывших врачей не бывает – это уже навек, благоприобретенное), не могу не отметить массовых проявлений постстрессовых реакций – и психических, и соматических. Порой неловко сказать даже близким друзьям, что нельзя себя запускать.

Я когда-то уже писал о том, что у нас в стране исторически сложилось весьма предвзятое отношение к психическим заболеваниям. Это вроде как неудобно и неприлично. Почему-то лечить ногу или желудок прилично, а душу – нет. Да и непонятно, собственно, как она болит – физических болей ведь нет, а проявления могут быть самыми разными и часто замаскированными. Все мы знаем, что живем в стрессе, каждый в своем. Термин «стресс» означает нагрузку, напряжение и впервые был описан в классических работах Уолтера Кеннона, изучавшего универсальные реакции по типу «бороться или бежать».

Однако стресс в его нынешнем понимании впервые серьезно начал исследовать канадский физиолог Ганс Селье в 1936 году, называя его общим адаптационным синдромом. Лишь в 1946 году термин «стресс» вошел в обиход и обрел современную семантику. Селье выделил три стадии стресса: 1) реакция тревоги (мобилизация); 2) сопротивление; 3) истощение.

Мы постоянно на что-то реагируем и не обращаем внимание на ту работу, которую проделывает организм, чтобы не дать стрессу прорвать нашу оборону. Однако при истощении мы становимся бессильны, и оборона не выдерживает. И здесь где тонко, там и рвется. Последствия стресса проявляются в самых разных формах: это могут быть психосоматические заболевания, которые начинают безрезультатно лечить в рамках их симптоматики, или разного рода психические реакции.

Мой учитель профессор Арон Исаакович Белкин был основателем нового тогда направления – психоэндокринологии, науки, объясняющей связь гормонов и поведенческих реакций. Каждый гормон обладает так называемой бинарностью действия – способностью воздействовать как на психику, так и на соматическую сферу. При стрессе происходит истощение компенсаторных механизмов и происходит слом. Чтобы определить, как восстановить утраченное равновесие, надо начать сначала, то есть разобраться в природе стрессовой реакции. И здесь не обойтись без специалиста. 

Несколько лет назад я помог своим бывшим коллегам открыть специализированную клинику, которая так и называется – «Клиника постстрессовых состояний». Я не ожидал тогда, насколько это окажется своевременным: потребность в подобной помощи явно недооценивали. В США абсолютно естественным считается помощь специалиста психоаналитика, выполняющего в том числе функции постстрессовой профилактики. К сожалению, не все понимают, как важно не дать стрессу захватить душу и тело и на ранних стадиях найти правильное лечение. 

Пусть вас не удивит обращение к стрессу в журнале для путешественников. Путешествие в свой организм, а тем более в душу, наверное, самое важное из тех, что мы выбираем. Недаром шаманы называют свои камлания, связанные с врачеванием, путешествием в иные миры...

Читайте также
Наш постоянный автор Александр Раппопорт продолжает раскрывать свои любимые места в Нью-Йорке
Илона Саркисова-Котелюх о Лионе
Марк Гарбер об Аравии – в целом о стране и о частном
Марк Гарбер
Андрей Деллос об умении отдыхать по-настоящему
Взглянуть на часы по-новому: 4 новинки сезона
Марк Гарберг о Люксембурге
Марк Гарбер
Анна Чернышева о покорении Доломитов на снегоступах
Марк Гарбер о бразильском Жери, месте, свободном от невроза
Марк Гарбер