Андрей Деллос о том, как не превратить совместный отдых с детьми в ад
Андрей Деллос 

Главное, что я понял про детей после моих 50, это то, что детей надо заводить… после 50. Это волшебное состояние в итоге сводится к двум словам: «сопли» и «слюни». Я открыл в себе бездны сентиментальности, достойные лучших традиций индийского кинематографа: когда этот кусочек протягивает к тебе свои лапки, весь мир вокруг просто исчезает! Это невероятный праздник и потрясающий иммунитет к любому негативу обыденной жизни. Сидишь, например, на совете директоров, слушаешь рассуждения об экономических проблемах и кризисах и тихо улыбаешься своему маленькому, но совершенно глобальному счастью…

К сожалению или нет, но я таким не был никогда: сколько себя помню, дети не вызывали у меня какого-то обостренного энтузиазма. Я бизнесмен, у которого есть своя очень активная и очень мобильная жизнь и своя система ценностей. Дети туда, несомненно, вписываются и играют важную роль (многие даже говорят, что я очень хороший отец), просто они никогда не стояли у меня на первом плане. С юности я считал раннюю женитьбу и семью чистым безумием, которое все перемешивает и ставит с ног на голову – сегодняшний социум совсем не располагает к возрасту Ромео и Джульетты для деторождения. Поэтому детей я завел довольно поздно, когда уже жизнь, в том числе профессиональная, била ключом.

Конечно, я всегда любил своих детей, но какого-то болезненного надрыва не было. И я даже не подозревал, что способен на что-то большее. Интересно, что взрыв «большого человеческого чувства», который случился у меня в феврале этого года в связи с рождением дочери, еще до этого коснулся и моих старшеньких. Правда, повзрослевшие сын и дочь украдкой стали поглядывать на меня с недоверием, а я понял, что каждому возрасту – свои увлечения. Дети стали именно увлечением – теперь в этих отношениях и чувствах я вижу главную красоту зрелого возраста. И совершенно не понимаю панибратских отношений отцов и детей: когда дети просто «дружбаны».

Я очень трепетно отношусь к общению с детьми. Но если мы говорим о серьезно работающих родителях, то полноценное общение возможно только на каникулах. Но тут засада: вместо совместных удовольствий долгожданный отдых вызывает массу проблем, особенно, как это ни смешно, в состоятельных семьях. Потому что в нашей стране достойный отдых – это дом за высокими стенами где-то на море или, что еще хуже, лодка, пусть и в статусе яхты. В реальности это оборачивается схемой под названием «Застрелиться!» и ведет только к лютой ненависти со стороны детей, которых держат под надзором в закрытом пространстве. Да что там дети! Если вы хотите нажить себе врагов, отправляйтесь на каникулы с друзьями хоть на самой шикарной яхте или поселитесь на самой крутой вилле с охраной. И не нужно ходить, как раньше, в разведку, чтобы понять, кто есть кто: через какие-нибудь две-три недели такого гламура, глядишь, и с большинством участников у тебя больше не возникнет желания встретиться. Аналогично и с детьми – замкнутое пространство, независимо от его роскошности, обостряет отношения, и дети просто звереют: они хотят движения, смены впечатлений, новых открытий, общения со сверстниками. А что их ждет на вилле? То же, что и дома, только с пальмами и осточертевшими пляжем и ресторанами – короче, нудьга и ненависть. Я эту ошибку совершал и потом долго восстанавливал отношения с детьми. Им не понять, что папе, подорванному общением в режиме 24 часа в сутки, нужен совсем незамысловатый отдых: никого не видеть, спать, купаться и сидеть за компьютером – и в полной тишине! Вот он, светлый идеал зрелого мужчины. Но с детьми не тут-то было: «Ну, паааап!!!» достает тебя изо всех углов. Что делать?! Теоретически это тупик, но я, будучи в силу своей профессии хитроумным массовиком-затейником, выход все же нашел.

Первый – это путешествие на машине. Для детей это абсолютное счастье: они помнят каждую подробность, каждый день – совершенно разные картинки и совершенно новые открытия! И возраст здесь не важен, даже в обострении пубертатного периода это все равно счастье. Каждый год я им преподношу такой подарок, и, думаю, поэтому в том числе отношения у нас очень нежные.

Второй – условно назовем его «общага». Я знаю немало людей, выбравших такое решение ради детей. Это может быть отель или кондоминиум, где собираются приятные люди (произвольно или организованно) и главная идея которого – живем и веселимся вместе с возможностью внезапно исчезнуть в своей норе. Для детей это, безусловно, рай, но проблема в том, что ваш покорный слуга – человек, абсолютно убитый общением. Поэтому для меня лично уединение всегда казалось единственно возможным вариантом отдыха. И только благодаря тому, что в приоритете то, что нужно на каникулах детям, я неожиданно нашел идеальную формулу и для себя тоже. «Общага» – чудное место для отпуска. Главное, чтобы вокруг были воспитанные милые люди и каждый занимался только собой. Задачка найти таких не из легких, но это в любом случае лучше «русского рая» типа Сардинии: днем наблюдение за окружающими из-за высоких заборов, вечером – рауты с показом достижений гламура. Убитый именно этим за долгие годы в Москве, на отдыхе я этого просто не выношу. А вот в «общаге» никому ни до кого нет дела, каждый отдыхает как может и как хочет. Возможно, кто-то скажет, что это ностальгия по советской молодости, весь СССР был, по сути, одним большим общежитием. Но не факт – все больше европейцев могли бы, но не покупают свой дом, а путешествуют налегке с остановкой в таких веселых неформальных местах, прежде всего ради детей. Это класс: о детях можно забыть, они пасутся сами и общаются друг с другом.

Однако в связи с прибавлением в семействе нам пришлось изменить наработанные схемы. Мы решили провести каникулы в полном уединении на лоне сказочной природы – в скалах Тосканского побережья: воля и свобода, редкая птица, не то что человек, долетит до этих мест, даже интернет (о, ужас!) еле «берет». Но уединение на правильно выбранной вилле – дело относительное: сто с лишним километров как до Рима, так и до Флоренции, еще ближе Сиена и множество прелестных городков – короче, прекрасное место и для активного культурного отдыха. Так что даже с малюткой на руках у нас главный лозунг «Не засесть!».

Впрочем, должен предупредить о главной засаде отдыха с маленькими детьми за границей: здесь нет никакой медицинской поддержки детей ни в каких формах. Наверное, они что-то знают о российской формуле «спасение утопающих – дело рук самих утопающих» и применяют ее активно в медицине. В нашей чадолюбивой России даже не представляют, с каким «зверством» людей в белых халатах можно столкнуться в любой стране Европы – похоже, они не любят и не считают нужным лечить детей. Прямо Диккенс какой-то!

В завершение темы скажу о главной, эпохальной и глобальной проблеме – образовании детей. Я глубоко убежден, что детей нужно учить в России. Но профобразование – дело совсем другое. Поэтому я отправил дочь, которой сейчас 20, в Лондон, в один из лучших колледжей по дизайну интерьеров. А сына в 13 лет определил в самый строгий колледж-интернат в Англии. Но сделал это, «наступив на горло собственной песне». С сыном все объяснялось просто: для избалованного московской жизнью подростка нужен интернат с жесткой, но объективной системой, которая растит настоящих мужчин. К сожалению, в России это принципиально невозможно: система образования разрушена, а о правильном воспитании уж лучше и вовсе не говорить. Я достаточно повидал «сахарных деток» – продуктов российского воспитания за высокими заборами, и мне их ужасно жаль: не умеющие общаться, мобилизоваться в учебе или работе, отрезанные от жизни… А вот почти «садистская» (по русским меркам) система английского колледжа уже через два года сделала моего сына достойным и самостоятельным мужиком, который уже мечтает серьезно работать. Но та невероятная радость, с которой мои сын и дочь возвращаются в Россию, убеждает меня в том, что они действительно по душе и по привязанностям русские. И будущее свое они видят только в России. И слава богу! 

Читайте также
Андрей Деллос о метаморфозах современного Востока
Андрей Деллос
Александр Раппопорт о незабываемом Новом годе в деревянном замке
Андрей Деллос о таинственной ауре старой русской дачи
Андрей Деллос
Александр Раппопорт о Долине Напа
Александр Раппопорт
Илона Саркисова-Котелюх об Армении и Нагорном Карабахе
Ирина Почитаева встретилась с директором Третьяковской галереи Зельфирой Трегуловой
Ирина Почитаева
Александр Раппопорт об острове Зильт
Александр Раппопорт
Дмитрий Савицкий о беспощадном отечественном сервисе
Дмитрий Савицкий