Ирина Почитаева: «За годы воспитания своих детей я получила колоссальный опыт»
Ирина Почитаева 

Удивительно, но почти всегда, начиная рассказ о себе, о наличии детей я упоминаю в последнюю очередь. А все потому, что в обществе существуют негласные установки: представляться необходимо, начиная с профессиональных достижений, а уже после можно упомянуть о семейном положении, затронув вскользь факт наличия детей; да и вообще уместно это далеко не всегда

С улыбкой вспоминаю фрагмент из фильма «Однажды двадцать лет спустя», в котором героиня Гундаревой на вопрос: «Чего вы добились в жизни?» отвечает: «Если в двух словах, то я – мама». На что получает: «А что ты делаешь, где работаешь?». И она говорит: «Ну как, ну я дома работаю. Я работаю мамой». Все считают, что она многое упустила в жизни: погрязла в быту, не сделала карьеры, в то время как другие женщины успешно реализуют себя в работе, доверив воспитание своих детей детскому саду и школе. Бывший одноклассник предлагает ей место в своей фирме, не реагируя на ее оправдание: «У меня дома очень много дел…».

На мой взгляд, это наглядно характеризует устоявшееся отношение общества к роли родителя, в данном случае матери. Я соглашусь, что быть родителем – это природная данность, но вместе с тем и самая сложная и самая благородная работа. Единая для всех и неповторимая в каждой отдельно взятой семье. Если смотреть на развитие общества масштабно, то каждый из нас, воспитывая своего ребенка, формирует будущее этого общества.

За годы воспитания своих детей я получила колоссальный опыт. Адаптация к новым местам жительства в разных странах, постоянная нехватка времени из-за ведения бизнеса, развод, новый брак. Все это заставляло меня глубже осознавать свою роль в жизни моих детей и искать индивидуальный подход к каждому из них. Именно благодаря этому во мне родилось чувство солидарности с другими родителями: я захотела делиться своим опытом и советами экспертов-профессионалов.

Мне посчастливилось взять интервью у ведущего детского психолога Юлии Десятниковой. Помимо неоспоримого профессионализма у Юлии есть глубокая убежденность, что чем плотнее ты соприкасаешься с человеком в процессе его развития, тем сильнее ты влияешь на его мир, а значит, и на мир в целом. Юля рассказала, в чем, собственно, заключается смысл профессии «родитель».

Общие положения

Сегодня никому не приходит в голову усомниться в том, что чтобы стать профессиональным юристом, врачом и даже сантехником, необходимо получить серьезное и глубокое специальное образование и приобрести значимый и желательно продолжительный опыт в своей области. Более того, современное общество признает сложную иерархию уровней профессионализма в разных областях и определяет способы их сертификации – не ради официальной бумаги, а потому, что объективная оценка специалиста крайне важна для правильной организации любых работ.

Совсем не так обстоят дела с человеческими отношениями. Какое там специальное образование – эта сфера отдана на откуп судьбе. Когда ко мне на терапию приходят пары с острыми, на грани развода проблемами, я чаще всего слышу одну и ту же фразу: «Наши отношения не сложились». Разговор всегда начинается с осмысления этого безличного глагола. Отношения между супругами и между родителями и детьми не складываются сами собой – их «складываем» мы. Если не предпринимать для своего счастья никаких осмысленных действий, то удачные отношения действительно могут сложиться только благодаря счастливому случаю.

И если в отношениях с партнером за неудачи платим мы, взрослые, то за ошибки в отношениях с детьми всегда платят дети. Платят неврозами, сложностями в карьере, отношениями. Нам не очень приятно об этом думать – еще бы, такая ответственность. И мы живем, не ставя перед собой никаких задач по предварительной подготовке к воспитанию своих детей. Даже мысли такой у большинства не возникает. И никто не обязывает семейную пару прочесть специализированную литературу перед тем, как родить ребенка. И отрегулированной системы обучения для родителей не существует. И мало кто понимает ее необходимость. Люди склонны заниматься изучением всего что угодно, кроме того, что для них по-настоящему важно. Все происходит на основе индивидуального выбора родителей и, к сожалению, чаще всего по воле моды. Помните, как 30 лет назад все родители читали Бенджамина Спока? Почему именно его? Что они вынесли из его книг? Неизвестно.

Частная практика

Как мама я сделала огромное количество ошибок. Но эти ошибки, к счастью, не помешали моему сыну многого добиться в жизни. Что бы ни происходило, у меня всегда было непоколебимое правило: отношения с ребенком важнее всего. Важнее дисциплины, распорядка дня, оценок и вкусов. Поэтому мы всегда были и остаемся друг для друга большими друзьями. Я никогда не оказывала на сына давление в выборе профессии. Он пробовал себя в разных областях: был крайне успешен в бизнесе, науке и преподавании, но закончилось все дипломом Центра Анны Фрейд и специализацией по детскому психоанализу и клинической психологии. В итоге мы сформировались не только как друзьяц, но и как профессиональные партнеры. Мне очень повезло, потому что это самое большое счастье – когда твой ребенок тебе нравится.

Работать за семерых

Сегодня, если человек в состоянии нанять «семь нянек», ему искренне кажется, что он хороший родитель, поскольку создал для своего ребенка все условия. Он приглашает батальоны домашних учителей, отправляет ребенка учиться за границу, отдавая огромные деньги за модный интернат (boarding school), чтобы там его ребенка воспитали «как нужно». Но достаточно ли одних лишь материальных вложений, чтобы воспитать счастливого, здорового и успешного человека? Мы позволяем себе не думать об этом, потому что так проще живется.

Многих детей из обеспеченных семей подстерегает одна сложность. От того, какими людьми мы себя окружаем – и речь не только о друзьях, но и об обслуживающем персонале, – зависит очень многое. Даже у самого маленького ребенка есть картина мира. Ее основу составляют взрослые, в первую очередь родители и лица, частично исполняющие их функцию. Сегодня, если попросить трехлетних детей нарисовать свою семью, они рисуют маму в одном углу листа, папу в другом, а себя – в центре, в окружении нянь, повара Ромы и водителя Саши. Нужно понимать, что раз родители делят с этими лицами свою функцию, то ребенок делит с ними свою привязанность к родителям. Вместе с родителями они создают модель людей, которых в будущем он будет считать «своими». Поэтому безумно важно, чтобы окружение было родителями придирчиво выбрано, чтобы реакции были выверены, а в семье была единая стилистика общения. Если с персоналом специально не работать, то грань между пониманием требований и избыточной услужливостью становится размытой и тонкой. И если для взрослых людей это может быть неприятно, но ничем не чревато, то для детей это бывает абсолютно фатально.

В семье, которую я консультирую не первый год, когда няня двухлетней девочки встала и захотела выйти из комнаты, девочка хлопнула себя по коленке и крикнула: «Стоять!». Конечно, это было совершенно очаровательно, все рассмеялись, но было очень важно, что же произойдет дальше. От того, как на эту ситуацию в эту конкретную минуту отреагирует окружение, и в том числе няня, у ребенка сложится алгоритм действий: так можно или так нельзя, а если нельзя, то почему.

Мне все чаще и чаще приходится видеть подобные ситуации. Мальчик, которому всего четыре-пять лет, может запросто сказать преподавателю: «Придет мой папа и вас всех уволит». И ведь он же не родился с этой фразой, он откуда-то ее принес. И важно проследить, в какой момент у четырехлетнего человека взялась такая идея; понять, как формируется социальный вкус и важен ли он для той семьи, в которой ребенок растет. А еще важно четко знать, какие правила вы устанавливаете в вашем доме, и хорошо понимать, что любят нас или не любят, определяется не материальными вещами. И хорошо, когда мы даем человеку и материальные, и духовные возможности, когда ему есть что сказать этому миру и он не выглядит нелепо, капризничая и громко хлопая себя по коленке.

А постоянные переезды семьи с места на место? В большинстве случаев дети сегодня играют роль чемодана: с ними никто ничего не обсуждает, в лучшем случае самые разумные родители сообщают четырехлетнему ребенку: «Мы едем на юг Франции». Для ребенка эта фраза абсолютно бессмысленна. Он понятия не имеет, что такое юг Франции, он не понимает вообще, что мы ему сказали. Но мы прочли в книжке, что ребенка надо оповестить, и оповестили. Молодцы.

Не надо заниматься профанацией. Нажмите пару клавиш компьютера, покажите ребенку пять картинок и постройте для него хоть какой-то образ юга Франции. Таким простым способом вы сбережете огромные эмоциональные ресурсы, которые ему очень пригодятся при этом переезде. С этим справится даже любая няня, если поставить ей такую задачу, но кто-то должен эту задачу поставить. Хотя я очень рекомендую сделать это самим. Вам обоим понравится.

На проектной основе

Мы очень серьезно относимся к деловым проектам. И бизнес-план строим, и риски просчитываем, и двадцать раз перебираем возможных инвесторов и партнеров. Но воспитывая детей, мы обо всем этом забываем. А ведь такому чрезвычайно важному проекту нашей жизни, как «ребенок», очень нужен хороший менеджер. У менеджера может быть миллиард помощников, но для успешного предприятия должна быть генеральная линия, и вести и контролировать ее – вам. И бессмысленно врать себе и говорить: «Лишь бы ребенок был здоров». У нас у всех есть мечты, и наши дети – их выражение. 

Читайте также
Александр Раппопорт о гастрономической жизни Парижа
Александр Раппопорт
Марк Гарбер о Баку
Марк Гарбер
Андрей Деллос о метаморфозах современного Востока
Андрей Деллос
Александр Раппопорт о незабываемом Новом годе в деревянном замке
Андрей Деллос о таинственной ауре старой русской дачи
Андрей Деллос
Александр Раппопорт о Долине Напа
Александр Раппопорт
Илона Саркисова-Котелюх об Армении и Нагорном Карабахе
Ирина Почитаева встретилась с директором Третьяковской галереи Зельфирой Трегуловой
Ирина Почитаева