Карл-Фридрих Шойфеле о том, как создавалась марка Chronometrie Ferdinand Berthoud
Карл-Фридрих Шойфеле 

Как вам вообще пришла идея возродить марку?

Когда я работал над экспозицией музея Chopard LUCeum во Флерье, я несколько раз сталкивался с работами этого великого мастера, и так как всю жизнь люблю карманные часы и морские хронометры, влюбился и в его творчество. Затем при случае приобрел на аукционе один из его хронометров и всерьез начал изучать его биографию и теоретические труды. И тут выяснилось, что Берту родился в 1727 году в местечке Плансемон-сюр-Куве, что всего в пяти километрах от Флерье, затем переехал в Париж, где и прожил до конца жизни. Но все равно он наш земляк, оказавший определенное влияние на развитие часового искусства во Флерье, и мы можем гордиться.

Как вам удалось зарегистрировать права на использование имени Фердинанда Берту?

Я нашел человека, который владел этим правом и имел некоторые планы выпустить часы. Но желание его было не таким уж сильным. И я решил эту проблему. Случилось это в 2006 году. Сначала я плохо представлял, как именно развивать марку. Но через три года понял, что делать. Результат перед вами.

В чем состояла главная проблема в процессе запуска марки?

Фердинанд Берту не знал, что такое наручные часы, и не исключено, что они бы ему вообще не понравились. При всем моем уважении к  этому человеку мне сложно было переступить через это ощущение. Не менее сложно было перенести наиболее яркие идеи, реализованные Берту в стационарных морских хронометрах, в небольшие наручные часы.

Почему вы решили позиционировать марку как нишевую с выпуском часов не более 200 экземпляров в год, ведь у Chopard есть и мощная мануфактура, и разнообразные сложные механизмы?

Создавать часы такого уровня очень сложно. Один мастер, который вот уже лет десять как работает с калибрами L.U.C, попробовал заниматься параллельно новым механизмом FB1, но очень скоро признался, что это невозможно. Пришлось искать других мастеров, способных создавать столь сложные калибры, а их очень мало. Поэтому мы решили сформировать отдельную команду для работы над новыми часами, чтобы они могли жить, работать и думать только о Ferdinand Berthoud.

Вы привлекали к работе кого-либо из известных независимых мастеров или экспертов?

Нет, пока обходимся своими силами. 

Почему вы остановили свой выбор на часах с анкерным спуском, турбийоном, цепью и фузеей? Хронометровый ход в часах имени знаменитого мастера морских хронометров смотрелся бы куда логичнее?

Турбийон еще не исчерпал своих возможностей и привлекательности для ценителей высокого часового искусства. А что касается хронометрового хода, то нам есть куда расти и, надеюсь, вы увидите еще множество открытий под именем Фердинанда Берту. 

Читайте также
Илона Саркисова Котелюх о новостях Трех Долин
Австралия глазами Майкла Тача
Альфа-тим в Патагонии
Чрезвычайный и полномочный посол Мальты в России Пьер Клайв Аджус «Мальта – это совершенно уникальный фьюжн и продукт абсолютно нишевый»
Илона Саркисова-Котелюх feat Евгений и Екатерина Кузины о Дубае
Cофья Капкова о любви, об Израиле и о главных премьерах февраля
Илона Саркисова-Котелюх о самых захватывающих путешествиях Йохана Эрнста Нильсона, его мечтах и планах
Пхукет Кирилла Гусева