Ян Яновский и Лена Фейгин о том, стоит ли рожать в Монако
Ян Яновский 

Давайте начнем с того, почему Монако?

Ян: Американское гражданство у Йозефа и так есть, а мои бизнес-интересы сосредоточены в Европе. Поскольку мы планировали после родов остаться на полгода там, где будем рожать, для меня было важно наличие возможности без проблем улетать по работе. Монако в этом смысле идеально: от Москвы три часа, три рейса в день, да и друзья часто летают частными бортами, по Европе летать еще удобнее. И потом не все меня понимают, но, по-моему, когда в свидетельстве о рождении написано Монако, это прикольно. Там всего -то 900 детей в год рождается! 

В ЧЕСТЬ КАЖДОГО РОЖДЕННОГО В КНЯЖЕСТВЕ МОНАКО РЕБЕНКА САЖАЮТ ДЕРЕВО

А какие-то практические бонусы это дает?

Ян: Во-первых, в честь каждого рожденного в княжестве ребенка принято сажать дерево. Все задают один и тот же вопрос – видели ли мы уже это дерево. Отвечаю – нет, не видели, но у нас есть сертификат, что мэрия Монако в честь Йозефа Яна Яновского посадила дерево. А поскольку в Монако каждое дерево имеет свой номер, его, наверное, не трудно найти. Во-вторых, раз в квартал мэрия Монако выпускает местный журнал со списком всех, кто родился за это время. Это мелочь, но весьма приятная.

Лена: И потом Йозеф родился в июне – конечно, проводить все лето в Москве совсем не хотелось, а с крошечным младенцем никуда не улетишь.

Ян: Лена много работает, у нас активная социальная жизнь, нам хотелось вырваться из этого бешеного ритма и насладиться последним сроком беременности в спокойной обстановке. Хотя работать Лена все равно не перестала – на второй день после родов она уже принимала по скайпу пациентов.

Лена: Ну а что делать, если Йозеф спит все время (смеется)

Ян: В общем, мы уехали в апреле и прекрасно путешествовали весь май – Сен-Тропе, Канны, Сан-Ремо...

А как в Монако обстоят дела с медицинской стороной вопроса?

Ян: Тут, надо признаться, нам совсем не сразу все понравилось. Мы привыкли к «Лапино», где Лена наблюдалась у нашего близкого друга Марка Аркадьевича Курцера – там чисто, красиво и все относятся к тебе с большим трепетом и заботой. А в Монако больница всего одна – довольно старенькая и с очень своеобразным отношением. Лена за всю беременность ни разу не заплакала, а тут расплакалась прямо в больнице, когда медсестра заявила ей: «Вы во Франции. Пожалуйста, говорите по-французски». Но я, к счастью, вспомнил, что по работе общался с офисом премьер-министра Монако, и по старому обычаю написал ему письмо. Через десять минут нам позвонил директор больницы, сказал, что вышло абсолютное недоразумение, и с этого момента все пошло прекрасно.

Лена: И все внезапно заговорили по-английски, причем очень вежливо.

Вас такое не слишком удачное начало не смутило?

Ян: Мы съездили в Ниццу, в Hôpital Lenval. Но там уровень разводки пожиже: вот эту палату можно снять за несколько десятков тысяч евро, ведь именно здесь рожала Анджелина Джоли. А еще за вид на море лучше тоже доплатить – если женщина рожает без вида на море, это очень, очень плохо. И мы вернулись в Монако – не менять же целую страну на какой-то областной центр. Главный гинеколог Монако, который обслуживает королевскую семью, любезно сообщил нам, что готов принять роды в любой день, кроме 5 июня, – в этот день у него марафон Iron Man. По плану Лена должна была рожать 18 июня, поэтому мы решили, что нас такой вариант устраивает, и радостно согласились.

В ПАЛАТУ ВОШЛА АКУШЕРКА И ВОСКЛИКНУЛА: «МЕСЬЕ, ВЫ ЖЕ ЕЩЕ НЕ ЗАВТРАКАЛИ!

Дайте угадаю, что случилось.

Ян: Естественно, ровно в 00:00 5 июня у Лены отошли воды. Принимать роды вызвали заместителя главного гинеколога. Он пришел в палату прямо с ужина – в костюме, в галстуке, разве что руки помыл. Лене сделали эпидуральную анестезию и сказали, что рожать она будет утром. А нам с моей мамой, которая нас сопровождала, предложили отправиться в VIP-палату и поспать. В 9:30 нас разбудили и пригласили к Лене. Еще в коридоре я услышал какую-то русскую музыку и, мягко говоря, удивился. Напрасно – они просто принесли колонку, чтобы Лена могла слушать музыку со своего телефона. Сразу вслед за мной в палату вошла акушерка (а главная в родах именно она, при отсутствии осложнений можно вообще обойтись без врача) и воскликнула: «Месье, у вас же завтрак, а вы еще не ели!» И нам с мамой в родовой блок принесли кофе, печенье и круассаны, чем окончательно привели маму в ужас. Я не планировал присутствовать на родах, но все произошло так стремительно, что, когда я повернул голову, весь персонал был уже переодет, полстола куда-то уезжало, Ленино кресло поднималось вверх, а сама Лена звонко смеялась: «Ой, каруселька!» И не успел я подумать, что у моей жены крыша в пути, как ко мне обратились: «А теперь перережьте пуповину». И тут же в палату вошел педиатр и сказал: «Я могу осмотреть ребенка, но ему сейчас важнее быть на груди у матери. Давайте я зайду через час». И ушел. Через час он действительно вернулся, осмотрел Йозефа и отправил Лену в палату. Не знаю, как эта расслабленность повлияла бы, если бы что-то пошло не так, но наш опыт оказался очень позитивным. А еще очень важно, что там в отличие от наших роддомов молодой матери не говорят: «Вы полежите, отдохните, мы за вас сами все сделаем», а учат все делать самостоятельно. Выписываясь из роддома, Лена уже прекрасно справлялась со всем сама. 

Лена: И восстановительный процесс после родов был очень быстрым, незаметным и приятным – уже через три дня я себя прекрасно чувствовала, а через две недели вообще забыла о том, что была какая-то медицинская процедура. 

ЙОЗЕФ УЖЕ ЕЗДИЛ НА ФЕРРАРИ, ПЛАВАЛ НА ЛОДКЕ, БЫЛ В МУЗЕЕ ЖАНА КОКТО В МЕНТОНЕ И НА БАРЫШНИКОВE.

Вам, кроме мамы, кто-то помогает с Йозефом?

Ян: Еще в ноябре мы забронировали великую французскую няню, которая нянчила в том числе и детей Филиппа Старка. Она работает с детьми до трех месяцев. Стоит как паровоз, дает райдер на сто пунктов, из которого совершенно непонятно, что именно необходимо ей, а что ребенку. Коровье молоко, например, она не пьет – только козье. И сыр ест тоже только козий, и без кролика не обойтись.

Лена: До родов она присылала Янику свои фотографии, чтобы мы знали, как она выглядит, и мы шутили, что это няня для Яника, а не для Йозефа – ведь она даже по-английски не говорит. В итоге мне с ней приходилось объясняться через Google Translate. 

Ян: Но самое главное, что прекрасна эта няня оказалась исключительно для тех родителей, которые хотят отдать ребенка на аутсорсинг и особенно его не видеть.

Лена: Йозеф должен был спать у нее в комнате, а нам она готова была его отдать на пару минут красиво одетого, чтобы мы могли с ним сфотографироваться. В общем, через два дня Ян сказал: «Мадам, боюсь мы не сработаемся». И мы ее отправили и не жалеем – мы прекрасно справляемся сами. К тому же я не считаю, что с точки зрения развития няня может дать Йозефу больше, чем мы. 

Ян: Йозеф уже ездил на феррари, плавал на лодке, был на выставке в Каннах, в музее Жана Кокто в Ментоне и на Барышникове. Потом расскажет, что ему больше всего понравилось. 

А как насчет путешествий на самолете?

Ян: Самое страшное – количество вещей, которые сопровождают ребенка. Это за гранью разумного. Кроватки, лаунджи, джимы, коляски простые, коляски складные для поездок, ванночка… Дальше начинаются бутылочки: серум для глаз, серум для носа, розовая вода, вода от коликов – французская, русская, американская. Работает, правда, только французская. В общем, я перевез в Москву 170 кг до нашего возвращения и еще чуть больше ста мы привезли с собой. 

У вас уже есть какие-то лайфхаки для путешествия с ребенком на самолете?

Лена: Обязательно нужен слинг! 

Ян: У нас есть близкие друзья, он – крупнейший в Эквадоре производитель роз, она журналист, пишет про путешествия с детьми. И мы внимательно изучаем их блог – там очень подробно описано, как сделать путешествие с детьми комфортным для себя, для детей и, что немаловажно, для других пассажиров. Например, за два дня до перелета надо перестать давать ребенку сахар, чтобы он не был гиперактивен и не кричал. 

Когда вы соберетесь рожать второго… 

Ян: Мы уже собрались. На третий день после выписки мы вернулись в госпиталь на класс по лактации. Лена увидела беременных и загрустила: «Ну вот, все беременные, а я нет…»

Лена: У меня ни дня не было токсикоза и всю беременность мне было прямо очень хорошо. А вообще мы хотим пятерых. К счастью, очень велик шанс родить близнецов ­– у моей мамы сестра-близнец, у папы Яна был брат-близнец. Так что еще два по два и хватит (смеется).

…это будет Монако?

Лена: Мы для себя пока не решили. Я не сильно завишу от географии, поскольку работаю по скайпу, а учитывая наш позитивный опыт, почему бы и нет. 

Ян: Это будет зависеть от времени года. В Монако прекрасно летом, когда все друзья там, есть бизнес-активность и социальная жизнь, все это без отрыва от ребенка.

Читайте также
Александр Раппопорт о гастрономической жизни Парижа
Александр Раппопорт
Марк Гарбер о Баку
Марк Гарбер
Андрей Деллос о метаморфозах современного Востока
Андрей Деллос
Александр Раппопорт о незабываемом Новом годе в деревянном замке
Андрей Деллос о таинственной ауре старой русской дачи
Андрей Деллос
Александр Раппопорт о Долине Напа
Александр Раппопорт
Илона Саркисова-Котелюх об Армении и Нагорном Карабахе
Ирина Почитаева встретилась с директором Третьяковской галереи Зельфирой Трегуловой
Ирина Почитаева