Ирина Почитаева поговорила с основателем Высшей школы методологии, психотерапевтом, автором научно-популярных книг о поведении человека Андреем Курпатовым об опасностях современного технологического вызова и узнала о том, почему мы чувствуем себя одинокими и глупеем.
Ирина Почитаева 

Андрей, в народе все знают вас как «доктора Курпатова», но никто не знает, чем вы занимаетесь сейчас.

Народ в целом не любопытен… Было время, когда психотерапия наводила ужас на наших сограждан. Их пугала стигма «репрессивной психиатрии», «шизиков», «дурдома» и т.д. Мне казалось важным это изменить, показать, что психотерапия – это не страшно и не стыдно, а полезно и иногда даже необходимо. Так на телевидении появился «доктор Курпатов», которого я, кстати, всегда называл в третьем лице, что очень смущало моих прежних интервьюеров. 

Главный вопрос, который занимает меня сейчас, – методология мышления. Ей была посвящена моя самая первая монография, которую я подготовил в 21 год. И, наверное, не удивительно, что сейчас я возглавляю Высшую школу методологии, которую открыл в Петербурге. Мы исследуем работу мышления и ищем способы сделать решение различных задач наиболее эффективным. Все это не праздный интерес. Человечество вошло в эпоху информационной псевдодебильности – мы переживаем информационную интоксикацию, находимся под чудовищным давлением. Но мышление и потребление информации – это два разных психических процесса. Если мы постоянно потребляем информацию – видео, социальные сети, интернет, – наш мозг просто физически не может думать. Интеллектуальная функция атрофируется. Действуем на автоматизме и глупеем, не замечая этого. Другая глобальная проблема – стремительное развитие новых технологий. Искусственный интеллект – это хорошо. Но другое дело, что он лишает человека необходимости думать и принимать решения. Это делает нас пассивными и нерешительными. Именно поэтому бич нашего времени – отсутствие интереса, непонимание собственных желаний, утрата ощущения смысла жизни. 

И тут мы переходим к самому главному. Современные научные исследования в области нейронауки, социальной психологии и когнитивистики радикально меняют наши представления о том, что такое «человек». В Высшей школе я веду специальный курс «Новой антропологии», где мы используем эти данные, чтобы понять, как сделать жизнь человека более осмысленной и интересной и увеличить его эффективность. 

Звучит шикарно и каждый, безусловно, захочет этим воспользоваться. Но как это применимо на практике?

Об этом нельзя рассказать в рамках интервью, здесь нужен подготовленный слушатель. Мы же думаем, что мы – личность, что у нас есть «я», ценностные установки и так далее. Современная наука доказала, что все это лишь иллюзии. У человека нет личности, это все абстракции и фикции. Мы – это работа нашего мозга, наше мышление, а его можно сравнить с машиной-автопилотом, которая ездит сама. Куда она нас заведет, там мы и окажемся. Наша задача – сделать управление своим мышлением осознанной практикой. И для этого нам придется прежде всего отказаться от целого вороха иллюзий. Это неприятно, потому что мы привыкли идеализировать человека, считать его «венцом творения». Мы чрезвычайно переоцениваем свои познавательные способности, но, как показывают современные исследования, наш мозг устроен таким образом, чтобы скрывать от нас наше собственное непонимание. Мы не замечаем, что, читая книгу, от 40 до 60 процентов времени наше сознание отвлекается и блуждает неизвестно где. Существует огромное количество таких обманок восприятия, о которых мы даже не подозреваем, и главная из них – что мы действуем сознательно и целенаправленно. 

Помимо ваших лекций вы ведете сейчас какие-то частные консультации, занимаетесь коучингом?

Я из старой врачебной семьи, и у нас всегда считалось недостойным оказывать помощь за деньги. И пусть я сейчас консультирую бизнес, а не пациентов, мне хочется иметь свободу выбирать своих «клиентов». Поэтому деньги я  зарабатываю, а индивидуальное консультирование – это профессиональное хобби.


А есть какая-то конкретная методология обучения людей эффективному использованию собственного мышления?

Это сверхсложная задача, и мы сейчас активно над ней работаем. Научить человека мышлению – это значит в каком-то смысле изменить его мозг. Необходим целый набор специальных практик, которые сейчас отрабатываются в рамках семинарских занятий Высшей школы методологии. Мы работаем с бизнесменами, юристами, менеджерами высшего звена и представителями IT-индустрии. Задача еще не решена, но я уверен, что мы скоро будем иметь эффективную систему интеллектуальной подготовки. Внутренняя механика процесса мышления уже описана в трех монографиях, сейчас мы работаем над конкретными технологиями. Люди информационной цивилизации, как я уже говорил, глупеют стремительно, так что сейчас все пытаются поймать процесс мышления, оседлать его. Впрочем, пока это мало у кого получается. Но мы в игре, и у нас есть неплохие шансы (смеется).

В Москве вы работаете на многих площадках…

Да, но, честно говоря, я ненавижу лекции. Во-первых, лекции – это всегда представление, спектакль. А когда ты должен работать над шоу, ты уже не можешь в этот момент думать. Вторая проблема в том, что на открытые лекции приходит публика с разным уровнем подготовки. Так что всегда приходится стартовать «от печки», а хочется рассказывать о самом новом и актуальном. Но  я иногда соглашаюсь и выступаю. Мы же все оглохли от информационного шума, так что настоящее общение теперь возможно только в том виде, в каком оно существовало в Древней Греции: выходишь на агору и разговариваешь с прохожими лицом к лицу.

Мир меняется настолько быстро, что мы этого даже не замечаем. Больше нет общего культурного поля, а информационное ограничивается новостями – все в курсе, что в США выбрали Трампа, что в Сирии война… Но на этом единство нашего смыслового континуума заканчивается. Заинтересованное общение утрачено, а социальные сети превратились в витрину отфильтрованных изображений и язык эмодзи. Человек вынужден постоянно занимать какую-то позу, создавая и поддерживая свой образ, а оставаясь наедине с собой, он чувствует себя фундаментально одиноким. Это катастрофа, и с этим нужно что-то делать, пока не стало совсем поздно. Именно поэтому я и занимаюсь методологией мышления – самым интересным и самым сейчас важным делом, на мой взгляд. 

Читайте также
Александр Раппопорт о Фарерских островах
Александр Раппопорт
Марк Гарбер об острове Бонэйр
Марк Гарбер
Анна Чернышева о фитнесе на крышах от Москвы и до Нью-Йорка
Андрей Деллос о сути «Кафе Пушкинъ», которому в этом июне исполняется 20 лет
Андрей Деллос
Андрей Деллос о русской мечте иметь собственный дом за границей
Андрей Деллос
Наш постоянный автор Александр Раппопорт продолжает раскрывать свои любимые места в Нью-Йорке
Илона Саркисова-Котелюх о Лионе
Марк Гарбер об Аравии – в целом о стране и о частном
Марк Гарбер