Андрей Деллос о феномене Фонтенбло
Андрей Деллос 

Жанры путешествий в наши дни могут быть бесконечно разнообразны, но для меня путешествие без волшебства – дело непривлекательное. Ведь есть страны волшебные, в первую очередь это, конечно, Франция и Италия, а есть страны, которые можно очень любить, но волшебства в них ноль… Америка, например. Что делает место волшебным? Конечно же, многие века истории и искусства, которые еще хранят тайны и живое дыхание прошлого. И чем больше ты любишь и знаешь об этом, тем больше эти «путешествия во времени» дарят тебе открытий. 

Если говорить о Франции, то для меня такое магическое во всех отношениях место – Фонтенбло. Во-первых, это единственный замок на свете, где беспрерывно на протяжении 800 лет жили правители страны, очевидно, это место было уникальным всегда. Во-вторых, легендарный лес Фонтенбло – до сих пор чудо природы, несравнимое ни с чем по масштабам и сохранности какой-то доисторической красоты (округ Фонтенбло вместе с природным заповедником равен по площади Парижу). Если подойти к нему с правильной стороны – через деревушку Барбизон (она, кстати, тоже подарила миру в ХIХ веке школу великих открытий в живописи), вы начнете понимать, почему Фонтенбло притягивало самых ярких личностей, которые здесь, под сенью лесов, создавали историю Франции. Это место гипнотизирует какой-то планетарной мощью, от которой я всегда поеживаюсь, – в этом есть что-то мистическое, как будто тебя дурят искусные сценографы… Так что великолепный замок возник в этих могучих лесах, всего в 55 км от Парижа, совсем не просто так. Первые короли поселились здесь в ХII веке, а дальше волшебство рождало волшебство. 

Великий «ренессансный» король Франциск I просто с ума сходил по этому месту, и именно он решил воздвигнуть здесь величественный замок, достойный его амбиций родоначальника французского Возрождения. Это был полный отрыв от средневековой концепции крепости и первый образец парадного дворца. С именем Франциска и рождением чуда Фонтенбло связаны великие имена итальянского Ренессанса  – Бенвенуто Челлини, например, который создал для короля шедевр декоративной скульптуры. Я абсолютно влюблен в это малоизученное направление – так называемый маньеризм школы Фонтенбло. Невероятно одаренные итальянские художники – Россо Фьорентино, Понтормо, Приматиччо, приглашенные для декорации замка, получили богатейшие возможности для фантастического развития ренессансного стиля. Это было так смело и загадочно, что критики окрестили феномен Фонтенбло непонятным словом «маньеризм», то есть декаданс Возрождения. Всем бы такого декаданса! Лично я благодаря Фонтенбло понял, что такой закат Ренессанса мне нравится гораздо больше его хрестоматийных взлетов. И все потому, что пресловутая идеальная гармония духовного и телесного в классике сменяется запредельным и совершенно нереальным выпендрежем отдельных гениальных художников. Для меня это триумф личности автора – полная свобода фантазии. К тому же Франциск был немыслимым бабником и ценителем всех радостей жизни, которые он сумел-таки настолько облагородить искусством, что с тех пор мир восхищается таким феноменом, как «французский стиль жизни» и «французский вкус». Эта любовь к женщинам и женской красоте мне лично гораздо ближе, чем пугающе бисексуальные образы титанов итальянского Возрождения с их мускулистыми и сладострастными мужчинами и довольно бледными женщинами. 

Ренессансный стиль Франциска I сменился второй школой Фонтенбло времен еще одного замечательного бабника – короля Генриха IV, и это тоже шедевры нового французского стиля, которые поражают всех. Для меня это предмет абсолютного восхищения. Невероятная сексуальная энергетика, загадочная эротичность женских образов. Чего стоят знаменитые «Девушки в ванной» – обнаженные фаворитка Генриха IV Габриэль д’Эстре и ее сестра! В общем, феномен школы Фонтенбло, созданной как королевский стиль Франции, дал в XVI веке такой взлет отцветавшему итальянскому искусству, что вся Европа буквально сошла с ума – и с тех пор весь мир смотрит на Францию как на законодательницу моды во всем.

Дворец Фонтенбло был неистово любим всеми, кто там жил, и каждый старался оставить в нем свой стиль и вкус – к несчастью, подобными «реновациями» были «убиты» замечательные произведения искусства, но зато смешение всех больших королевских стилей Франции дает возможность путешествовать по временам, буквально переходя из одного интерьера в другой. Здесь вы гуляете по самым интимным уголкам французской истории, освященной любимыми книгами и фильмами: спальня Анны Австрийской из «Трех мушкетеров», будуар Марии-Антуанетты, «Двор прощания», где Наполеон в последний раз приветствовал свою старую гвардию, – в любимом Фонтенбло, где Жозефина ждала его из походов, изменивших историю всех стран… Это и есть та настоящая Франция, которую мы начинаем любить еще в детстве и которая благодаря таким путешествиям может подарить волшебство любому взрослому.

Читайте также
Андрей Деллос о метаморфозах современного Востока
Андрей Деллос
Альфа-тим в Патагонии
Чрезвычайный и полномочный посол Мальты в России Пьер Клайв Аджус «Мальта – это совершенно уникальный фьюжн и продукт абсолютно нишевый»
Илона Саркисова-Котелюх feat Евгений и Екатерина Кузины о Дубае
Cофья Капкова о любви, об Израиле и о главных премьерах февраля
Илона Саркисова-Котелюх о самых захватывающих путешествиях Йохана Эрнста Нильсона, его мечтах и планах
Пхукет Кирилла Гусева
Александр Раппопорт о незабываемом Новом годе в деревянном замке