Марк Гарбер о Байкале
Марк Гарбер 

В предыдущей моей колонке я писал о калифорнийском месте силы. Так получилось, что сразу после поездки в Америку я в полном соответствии с рекомендуемым импортозамещением оказался, наверное, в главном российском месте силы – на Байкале. Я бывал в Иркутске много раз и в доперестроечный период в качестве врача-консультанта, и после как кооператор и начинающий бизнесмен. Байкал, подобно хорошей классической книге, всегда предстает в новом виде, и ты всегда находишь то, чего еще не увидел, или воспринимаешь уже увиденное по-новому. 

Это озеро – глубочайшее на земле (оно обладает самым большим запасом пресной воды) и древнейшее: ему 20-25 миллионов лет. Для народов, обитавших на берегах Байкала, оно всегда было священным местом силы, обладающим особыми качествами живого существа. Не называйте Байкал озером – это море и оно живое. Придя на берег, надо почтительно поздороваться, как со старшим. И не вздумайте стирать в нем вещи или бросать мусор – духи могут серьезно обидеться. На берегах можно увидеть сложенные из камней пирамидки – обоо. Это места принесения духам жертв – сладостей, монеток или молока. На ветках деревьев часто можно найти повязанные ритуальные шарфы или просто полоски ткани. Загадочных явлений на Байкале много – это и таинственные кольца на льду, и ольхонские ведьмины круги на полях, и огромная воронка, возникающая неожиданно около острова Ольхон. Понятно, что местное бурятское население дает вполне определенные объяснения всем этим явлениям – и все эти объяснения, конечно, сказочно волшебные. Вообще весь мир здесь напитан сказаниями и легендами. Пожалуй, самая известная из них – легенда об Ангаре. У могучего богатыря Байкала было 336 сыновей и одна дочь – Ангара, которую он прятал на самом дне. Отец хотел отдать дочь замуж за соседа Иркута, но Ангара узнала о красивом богатыре Енисее от прилетевшей издалека чайки, пробила горный хребет и вырвалась из-под отцовской власти. Байкал в ярости кинул вслед дочери скалу, которая застыла у истоков Ангары и стала Шаман-камнем.

Удивительным образом древнейшие шаманские верования и обряды, сохранившиеся в бурятской культуре, наложились на последующие традиции тибетского буддизма, исповедуемого в Бурятии. Мне приходилось бывать в Иволгинском дацане, буддистской столице Бурятии, и я хорошо помню то почитание, которым пользовался Байкал среди монахов. Считается, что священная гора Бархан-Уула на восточном берегу Байкала охраняет с севера все буддийское учение. Об этом говорится в древних тибетских книгах. Бархан-Уула – часть Баргузинского хребта и, согласно поверьям, поднявшийся сюда будет ощущать особый прилив сил и энергии в течение года. На горе можно увидеть изображение Будды. Но это дано не каждому, а только просветленным. Признаюсь честно, я, как ни старался, не смог ничего разглядеть.

Самое шаманское место находится на острове Ольхон. В 1990 году бурятские шаманы признали остров «главным святилищем и культовым центром общемонгольского и центральноазиатского значения, олицетворяющим сакральную прародину бурят». Здесь проводят шаманские камлания. Местные племена, кстати, издревле считали, что Байкал соединяется с Северным Ледовитым океаном подземным каналом, куда уходят и грешные души умерших. Согласно преданиям, в озере часто находили предметы из океана и, наоборот, в океан выносились предметы, утерянные в глубинах озера. Нередко на Байкале наблюдают миражи из-за особенной прозрачности воздуха и влияния водных масс и разной температуры. Кстати, выяснилось, что байкальская вода обладает особыми свойствами – она может светиться гораздо интенсивнее, чем любая другая. С учетом принимаемых шаманами снадобий микс получается нешуточный и измененное состояние сознания гарантировано. 

В озере Байкал обитает около двух с половиной тысяч различных видов организмов, из них около трети – эндемики. Конечно, самые известные – это байкальские нерпы и знаменитый омуль, без которого не обходится ни одно застолье. Рыба эта и вправду на редкость вкусная и нежная. Вот только готовить ее умеют здесь далеко не все. Коптить, а особенно перекоптить – дело нехитрое, а вот правильно пожарить или уху сделать уже сложнее. Очень мне нравится местный хариус – абсолютно деликатесное блюдо.

Любопытная история связана с названием озера – по-бурятски оно звучит как «Байгаал-далай». Далай – великий и святой (как Далай-лама). А «Бай гал» переводится как «огонь, остановись». Когда-то земля разошлась и под ней появился огонь. И тогда боги прокричали «Бай гал!», огонь угас и пустота заполнилась водой. История удивительно занятна тем, что в целом отражает геологическое развитие: озеро образовалось на месте тектонического разлома. На авторство названия также претендует тюркское Бай-Куль (Богатое озеро), монгольское Байгал (богатый огонь) и китайское Бэйхай (Северное море). Кроме прочего, Байкал может похвастаться одним из самых высокозалегающих месторождений водорода. Так что, если водородное топливо станет реальностью, регион сможет наконец построить нормальную инфраструктуру. Помню, в бытность местного губернатора Ножикова приехал в Иркутск Борис Николаевич Ельцин. Губернатор все время говорил о недофинансированности региона. По традиции, после обеда поехали в Листвянку – ближайшее к Иркутску место на Байкале. Там в очередной раз выпив и закусив, первый российский президент получил предложение бросить монету в озеро на удачу в знак поклонения местным духам, ну и чтобы вернуться. Борис Николаевич запустил выделенную ему монету довольно далеко, с заговорщицким видом повернулся к сопровождающим и сказал: «Ну, теперь вопрос о недофинансировании региона наконец-то решен!»

Красоты местные в рекламе не нуждаются, но вот туристическая инфраструктура по-прежнему оставляет желать лучшего. С учетом невероятных рынков Японии и Китая все могло бы быть очень неплохо. При правильной организации туризма экология Байкала только выиграла бы. Доступных качественных гостиниц практически нет. На базы отдыха каким-то чудом заезжают европейцы, очарованные красотой природы, но совершенно не охваченные культурным туристическим процессом. Они садятся на лавочки или на землю и смотрят вдаль, потому как делать особенно больше и нечего. Водку можно и сидя пить. Здесь она льется сама собой. Ну и, конечно же, бани – говорят, министр иностранных дел Лавров точно подметил: «Баня-то обычная, но вот купель!» И правда, когда ныряешь после бани в эту невероятную байкальскую воду, возникает неповторимое ощущение свежести и энергии. Здесь просто необходимо построить хорошие лоджи, привезти комфортабельные, но экологически безопасные лодки и наконец построить хорошие дороги. Все окупится очень быстро и даст толчок реальному развитию региона. Несколько лет назад тогдашний губернатор Сергей Ерощенко пытался создать единую концепцию развития, но его сменили и все снова остановилось. Так что спешите увидеть это чудо, пока оно есть... Славное море, священный           Байкал...

Читайте также
Эмилия Кабакова: «Художник живет в мире фантазий, и это помогает ему и выживать, и творить»
Ирина Почитаева
Дмитрий Савицкий о Ханты-Мансийске
Дмитрий Савицкий
Андрей Деллос о способах конвертации богатства в счастье
Андрей Деллос
Дарья Авен о непостоянстве как пути к успеху в Америке
Дарья Авен
Лука Дель Боно о главных лондонских открытиях сентября
Лука Дель Боно
Марк Гарбер о традиционных и не очень летних местах силы
Марк Гарбер
Дмитрий Савицкий о свободном и вечно солнечном Екатеринбурге
Ирина Почитаева встретилась с востоковедом, общественным деятелем и одной из самых влиятельных женщин-банкиров России Марией Пиотровской и поговорила о главном: семье, карьере и пути взросления
Ирина Почитаева