Дмитрий Савицкий о вопросах воспитания
Дмитрий Савицкий 

В середине прошлого века мой дедушка, коммунист и ветеран войны, живший в Доме тканей на Ленинском проспекте, методично писал письма во все инстанции, доказывая необходимость построить подземный переход. Действительно, в этом месте Ленинский идет «под горочку» и даже с тем вполне скромным «трафиком», какой был в 60-х, люди здесь регулярно гибли под колесами машин. В результате дедушка дожал власти и подземный переход сделали. С тех пор прошло больше 50 лет. Переход спас сотни жизней, и каждый раз, когда мы проезжаем это место, моя мама не забывает мне напомнить о подвиге нашего родственника в борьбе с бюрократической машиной. Ну а дело дедушки живет. Теперь письма в инстанции пишет его внук. То есть я. 

Нет, правда. Кто-то коллекционирует марки, кто-то аквариумных рыбок. Кого-то забавляет казино или шопинг. Я же не могу жить, чтобы не написать куда-нибудь письмо. Я пишу жалобы и требования, петиции и воззвания, я клеймлю позором и выражаю благодарность. Да, согласен, это странный пунктик, но все-таки со знаком «плюс»: я ж мзду не беру – мне за державу обидно. В том смысле, что стараюсь я на благо общества. Сейчас, к примеру, у меня в работе активная переписка с правительством Московской области о том, что необходимо пустить маршрутку от станции Нахабино в сторону нашего поселка, – мне кажется ненормальным, когда несчастные люди, у которых нет своего транспорта, вынуждены в XXI веке преодолевать ежедневно пешком по несколько километров до ближайшей остановки автобуса. Особенно зимой, в 20-градусный мороз. Правительство Московской области сопротивляется как может, но и я не лыком шит – так просто не сдаюсь. С госорганами работа идет тяжело, но, по крайней мере, они вынуждены хоть что-то отвечать. Причем, как я им каждый раз напоминаю, «письменно и в отведенные законом сроки». А вот что касается компаний большого, малого и среднего бизнеса, то тут, как правило, все тухло – на письма отвечать они не любят. Вообще у россиян есть много отличительных черт, но три качества незыблемы: они никогда сами не перезванивают, даже когда их об этом просишь, они не докладывают о выполнении или невыполнении поставленных задач и они не отвечают на письма и сообщения.

Есть очень хорошая книга – «Жутко громко и запредельно близко». Это пронзительный и  грустный роман Джонатана Сафрана Фоера и, если вы его еще не читали, очень рекомендую. Не рассматривая сейчас несомненную литературную ценность этого произведения, я вспомнил о нем, потому что главный герой книги – девятилетний мальчик, который пишет письма во всякие уважаемые инстанции. Письма эти трогательные, наивные и детские, но на каждое он получает ответ. И это не WhatsApp, не электронная почта. Серьезные и важные люди находят время, чтобы сесть за стол, взять ручку и бумагу и написать ответ на письмо, полученное от маленького мальчика. Но это «у них». А у нас все с точностью до наоборот. Шансов получить обратную связь, если это не официальная жалоба, нет никаких. Есть крупные компании, которые уделяют этому время, – «Аэрофлот» пришлет вам, возможно, шаблонный, но все-таки ответ. Наша радиостанция отвечает на все письма, которые нам приходят, причем на некоторые из них отвечаю лично я. Но это все исключение. Какой бы модной, современной, продвинутой и «френдли» ни казалась компания, на письма, как правило, она не отвечает. «Медуза», «Mail.ru», «Телеграм», «Яндекс.Драйв» и многие другие не парятся и не снисходят до того, чтобы утрудить себя ответить  клиентам, пользователям или читателям. 

Но больше всего меня бесило то, что очень многие люди, с которыми имеешь дело и даже поддерживаешь ну как бы нормальные отношения, не отвечают на сообщения в WhatsApp. Вы пишете, отправляете сообщение, видите, что его прочитали (две синие галочки), и все… Тишина. Повторяете вопрос. И снова – сообщение прочли, но не отвечают. Что это? Неуважение? Снобизм? Сначала я расстраивался и думал, что дело во мне, что я «рожей не вышел» или, возможно, как-то не так задаю вопросы. Но потом мой товарищ, более сведущий в правилах современного чиновничьего интернет-этикета, пояснил мне, что отсутствие ответа означает, что ответа нет. Нет информации или нет положительного решения. Я говорю: «Погоди, а в чем проблема-то написать слово «нет»?! От отвечает: «А вот так. Они не могут написать «нет». Они просто не отвечают. Считай, что это и есть «нет». Ну как же так? Неужели сложно ответить? Нет так нет, отрицательный результат – тоже результат. Почему нельзя так и сказать? Никакой же нет в этом проблемы! Напиши – так, мол, и так, «не получается». Или «пока никакой информации нет». Или «старик, ты знаешь, я спросил, но по вашему вопросу решение отрицательное». Ну или на худой конец «не могу ничего тебе сказать, давай вернемся к разговору через месяц». Но что молчать-то? В чем проблема? Зачем держать человека в подвешенном состоянии и тупо не отвечать?!

Но мой товарищ мне объяснил, что это вот так  принято у чиновников и у некоторых бизнесменов. Такой вот стиль, уж не знаю, чисто московский или вообще российский. Хотите понять – получает ли бизнесмен господряды? Посмотрите, как он отвечает на сообщения. Ну и я успокоился. Прочитал человек, не ответил – значит, ответ отрицательный. Но в душе я все равно с этим не согласен. И каждый раз, когда общаюсь с нормальными, вежливыми и интеллигентными людьми, убеждаюсь в своей правоте. Занятые, востребованные, не имеющие ни минуты свободного времени люди находят в себе силы, а в своей суперзанятой жизни время, чтобы отправить ответный смайлик, прислать короткое «ок» или даже написать пару слов. И не потому, что это именно я прислал, а просто потому, что отвечать на сообщения и письма – это нормально. Это правила хорошего тона и признак хорошего воспитания, которые, как я убедился, не зависят ни от возраста, ни от популярности, ни от занимаемой в списке Forbes строчки.

Читайте также
Финляндия глазами чрезвычайного и полномочного посла Финляндии в России Микко Хаутала и его супруги Хели Хаутала
Дмитрий Савицкий о Будапеште
Дмитрий Савицкий
Андрей Деллос об истинной сути роскоши
Андрей Деллос
Марк Гарбер о Байкале
Марк Гарбер
Эмилия Кабакова: «Художник живет в мире фантазий, и это помогает ему и выживать, и творить»
Ирина Почитаева
Дмитрий Савицкий о Ханты-Мансийске
Дмитрий Савицкий
Андрей Деллос о способах конвертации богатства в счастье
Андрей Деллос
Дарья Авен о непостоянстве как пути к успеху в Америке
Дарья Авен